Автор Тема: Часть 2. Путь к Уму Василия  (Прочитано 1247 раз)

В.Ленский

  • Гость
Часть 2. Путь к Уму Василия
« : 28 Января 2016, 12:51:19 »
– Единство не проявлено относительно своего «внешнего». А, точнее, никакого «внешнего» вообще нет. Как может появиться «другое»? – на этот раз заинтересовался Тензин.
– В самом себе.
– Поясните, пожалуйста, – попросила Салтанат.
               Василий показал на мягкие переливы бархатистых склонов ущелья и спросил:
– Как вы считаете, кто создал эту красоту?
– Ответ зависит от того, в каком виде ума задан вопрос. Вопрос в самом себе предполагает ответ. Сам же ответ находится в непроявленном понятии. Вопросом разрушается Единство понятия и проявляет его, – неожиданно для всех, с последовательной точностью, ответила Салтанат. – Вот почему важно знать вид ума, к которому обращен вопрос.
– Хороший ответ, – одобрительно посмотрел Василий в сторону Дон Мена, так как её ответ назначался, скорее, ему.
Все давно уже знали, что Салтанат испытывает к Дон Мену особое чувство.
Дон Мен, конечно, видел это, но относился к ней так же благодушно, как и ко всем. Это смущало Салтанат, оставляя её в неведении. Поэтому при любом случае она пыталась показать Дон Мену степень своего совершенства.
   – Как бы ответил человек цивилизации? –
продолжил спрашивать Василий.
   – Он бы сказал, что Мир создан Творцом.
   – Почему?
   – Лишь в линейном уме есть опора на «вчерашнее». Нет понятий «тут и теперь». Поэтому всё выражается как «готовое». С другой стороны, ум содержит в своих свойствах иерархию, как проявление линейности. Поэтому Творец наделяется и другими определениями: Всемогущий, Всеведающий.
   – Тоже хорошо, – одобрил Василий, и дал знак продолжать.
   – В таком ответе о Создании будет низвержение Творца, так как самими определениями создаётся «другое», – вошла во вкус Салтанат. – Поэтому он становится не Единственным, Всемогущим, Всеведающим.
   – Может быть, поэтому появилось понятие Сатаны? – высказал предположение Святогор.
   – Вот и пришел ответ на то, что «другое» является в «самом себе», – завершил Василий. – Однако религиозные люди чувствовали, что «другого» у Абсолюта не должно быть.
   – Но шайтан слабее Аллаха! – воскликнул Анар.
   – Вот видишь, ты уже назначил им соревнование, – засмеялся Тензин.
              Анар чувствовал, что здесь, что-то не то, но осмыслить не мог. Вдруг он вспомнил слова из Корана: «Нет у Аллаха сотоварища». Нет у Аллаха начала и конца; он бессмертный!
   – Поясню для присутствующих, – сказал Василий. – Шайтан и он же сатана, лишившийся Божьей милости, далекий от истины, наносящий вред, отстоит от Аллаха. Его зовут Иблис. В Исламе шайтаном называется один из джиннов, который отказался поклониться первому человеку Адаму и был проклят за это Аллахом: «Как Мы сказали ангелам: «Падите ниц перед Адамом!». Все поклонились, кроме Иблиса. Он был из джиннов и ослушался воли своего Господа». Причиной этого была гордыня сатаны, который посчитал себя выше Адама по причине того, что он был сотворен из огня, а человек из глины. В результате этого Аллах проклял его за неповиновение Его воле, и определил ему место в аду. Но шайтан попросил у него отсрочку до дня Страшного Суда и получил ее. С этого момента шайтан стал врагом человечества: «Воистину, шайтан – ваш враг и относитесь к нему как к врагу. Он зовет своих последователей к тому, чтобы они стали обитателями пылающего огня». Он сбивает с пути истинного всех людей, побуждает их к совершению грехов. Однако, в то же время, шайтан не властен над людьми. Все греховные поступки люди совершают по своей воле. Против искренней веры в Аллаха, против сильной воли людей, шайтан и его воинство ничего не могут сделать.
– Греховность, как мы уже понимаем, это дисгармония, – сказал Анар. – Следовательно, у дисгармонии есть признаки.
– Основными причинами, по которым человек может попасть под влияние шайтана, являются такие духовные пороки, как чувство безнадежности, лень, извращенное понимание любви, стремление к наживе любой ценой, гордыня, гнев, нерешительность, невежество, обман, ложь, – ответил Али.
– Это же качества линейного ума! – воскликнул Анар.
– Согласно Корану, излечиться от этих пороков можно только путем искренней веры, постоянного поминания Аллаха, ощущением Его близости, – ответил Али. – Тех людей, которые достигли этих качеств, шайтаны начинают побаиваться и сторонятся их. По этому поводу пророк Мухаммед сказал Омару ибн Хаттабу: «О Омар ибн Хаттаб! Шайтан избегает встречи с тобой. Когда ты идешь по одной дороге, он обязательно сворачивает на другую».
– Вот мы и пришли к тому, что лишь в мире ума зарождаются пороки, – комментировал Василий. – Однако ум не существует без процесса. В чём здесь проблема?
– Рассмотрим это пространство как то, где
Абсолют включает в себя всё, – размышлял Али. – Если процесс неизбежный, то безгрешность будет лишь при соблюдении гармонии в процессе жизни. Для этого человек не должен отклоняться от Матрицы.
– Матрица есть «ядро», предназначенное для развития «массы», а Ислам, особенно во времена пророка Мухаммеда, строится на равенстве, где «массы» нет. Ведь, развитие Мира ума неизбежно устремлено к накоплению «массы», – добавил Василий. – Есть ли здесь парадокс?
            Все задумались. Миры «массы» и «отсутствия массы» несовместимые.
 – Как вы уже поняли, в Мире «массы» и Мире «без массы» есть бессмертие, и есть процесс, – продолжал Василий. –  По свойствам и качествам эти два Мира несовместимые. Поэтому возник вопрос: как из бессмертного рождается «другое»?
– «Другое» тут же делает бессмертное смертным, – сказал Тензин.
– Почему? – спросил всех Василий.
– С появлением «другого» тут же образуется процесс. В процессе есть начало, в виде цели, и есть конец, в виде результата. Всё, где есть конец и результат, становится смертным, – ответил Али.
– Это так. Однако вопрос был в том: каким образом появляется «другое». Я вам уже раньше сказал, что появляется оно в самом себе, а не сторонним путём.
– Разве слово «другое» не говорит о том, что оно стороннее? – удивился Анар.
– Сторонним «другое» становится за счёт установления отношений, но рождается оно в Едином и непроявленном. Вот с появлением стороннего «другого» начинается проявление.
– Рождённое в самом себе…, – задумался Али. – По факту мы видим как Учения Иисуса Христа и Мухаммеда пророка превратились в инструмент процесса «массы». Вновь появилось различие между богатыми и бедными. Появилась борьба за «истинное» Учение. А, ведь, в Коране предупреждается, что это принадлежит греху.
– Вышло так, что греховное заложено потенцией в безгреховном, – отметил Чон.   
        – Я вспоминаю Веды. В них Природа тесно связана с Духом. Одно существует за счёт другого, – сказал Дон Мен. – Природа это Мир «массы».
   – Значит, Дух тоже изменяется, так как Природа развивает «массу», – вставил Тензин.
   – Я хотел сказать, что они неразрывные. Это означает, что в каждой травинке, каждом человеке, каждой песчинке есть Дух.
   – Люди и Природа меняют содержание. Значит, Дух тоже меняется? – тут же спросила Салтанат.
   – Коварный вопрос, – улыбнулся ей Дон Мен. – Если Абсолют меняется, то, значит, он находится в процессе. Процесс имеет «причины» и «следствия», то есть линейный. Какой же он тогда Абсолют?!
   – Значит, Дух не меняется в своём содержании, согласно развитию Природы?
   – Возможно, Василий тебе ответит, – посмотрел Дон Мен в сторону Василия.
   – Дух это не вещественная Сущность, – начал он. – Возьмём в пример пространство. Даже двухполярное пространство имеет Единицу. Единица это то, что не меняется в себе. Мы единичностью наделяем все объекты, чтобы они вошли во взаимоотношение и процесс. Вот почему Дух в каждом человеке, в каждом явлении и даже в каждой песчинке.
   – Значит ли это, что Дух подвержен количеству и изменениям?
   – Нет. Единичность неизменная, хотя может присутствовать в любом количестве. Лишь наделив, например, лошадей тождеством «лошадность», вы можете ввести их в процесс счёта. Только теперь появляется количество и процесс его изменения. Дух это и есть тождество. Природа создаёт различие. Вот она меняется. В ней вещественность, количества, процесс.
     – Трудно представить Абсолют в каждом объекте, – признался Чон.
   – Не будет трудности, если Бога не персонализировать. Присутствие Духа во всём и в каждом не есть его вещественность.
   – Получилось, что каждая веешь, и каждый человек имеет божественную сущность? – спросила Салтанат.
   – Да.
   – Значит, они бессмертные?
   – Бессмертные по Духу, но смертные по процессу.
   – Как это понять?
   – Вдумайся в суть процесса, который влечёт изменения. Что такое измениться? Прежнее при этом должно умереть, а новое родиться. Даже «понимая», у человека умирает прежнее понятие, но одновременно рождается новое. Любое событие умирает с одновременным рождением нового события.
   – А в органах «тут и теперь». Например, в зрении воспринимаемое является ниоткуда и исчезает никуда. Это тоже рождение и смерть?
   – О том, что нечто возникает ниоткуда и исчезает никуда можно сказать о чём угодно. Можно назвать это рождением и смертью.
   – Как «рождается ниоткуда» и «исчезает никуда»?! – воскликнул Анар. – Разве нет причин и следствий?!
   – «Причины» и «следствия» это не натуральный факт сущности, а свойства линейного ума. Я уже говорил, что любой объект и любое событие имеет неизмеримый комплекс, который их являет. Нет такого ума, чтобы соответствовать реальному процессу.  Ум находит
сам себя по своим свойствам во внешнем мире.
   – Но всё же они есть?
   – Есть, как у тебя ноготь на пальце. Но считать, что ноготь это и есть ты, примитивно. Впрочем, есть Миры, где нет линейности, то есть нет гравитации, «причин», «следствий, цели, результата. Нет там «эволюции», «развития».
   – Если в этих Мирах нет «начала» и «конца», то они бессмертные во всём своём содержании? – спросила Сян Фей.
                 Сян Фей восторгалась ожиданием неизведанного и необычного, поэтому пригласила с собой Лиин, которая пока только наблюдала.
   – Любое пространство бессмертное, а не только его Абсолют. Единство бессмертное, но содержание меняется.
   – Абсолют обязателен в любом пространстве? – вдруг спросила Лиин.
   – Есть пространства со «сложным» Абсолютом. Кстати, примером тому является арифметика и алгебра. Здесь две Единицы, то есть два Абсолюта. Одна Единица в сложении, это «ноль». Вторая в умножении. Однако между ними противоречие, которое математики игнорируют.
   – Как определить противоречие?
   – Не должно быть в итоге процесса (+) = (–), «добро» = «злу», «истина» = «лжи». Иными словами, место тождества не должны занимать различия. Правда, математики вводят дополнительные условия, чтобы спасти «больную» систему. Например, «кватернионы» это больная система.
   – Почему «дополнительные условия» не спасут систему от её смерти? – на удивление окружающих продолжала Лиин.
   – Прежде всего, дополнительные условия и оговорки это символы в виде слов. Символы произведены системой и служат ей. Во-вторых, в ходе жизни, рано или поздно произойдёт противоречие и система умирает, – догадался Василий, что Лиин говорит не о математике, а обо всех людях и существах Мироздания.
   – Если выявить источники «оговорок» и «больные системы», то будут ли Человек и всё живое бессмертными? – вновь спросила Лиин.
   – Человек и всё сущее, уже теперь бессмертные в тождестве. Как вы знаете, они смертны в процессе.   
   – Догадался! – воскликнул Чон. – Нужно выйти только в тождество.
   – Удивил, – засмеялся Али. – Именно об этом трактуют все Учения.
   – Вы должны хорошо осознать, что направляет к бессмертию, всё же смертный ум, – напомнил Василий. – От него зависит созревание и отрыв человека в Абсолют.