Автор Тема: Часть 1. Путь к Уму ВАСИЛИЯ  (Прочитано 1244 раз)

В.Ленский

  • Гость
Часть 1. Путь к Уму ВАСИЛИЯ
« : 28 Января 2016, 12:33:28 »
Часть 1. Путь к  Уму Василия.
   У всех возникает вопрос: как развиваться и, при этом, без проблем и с хорошим здоровьем?
Предложений много. Учат и поучают, советуют и лечат, но на имеющемся базисе алгоритмов мышления. Однако, какова Сфера понятий, таковы и предложения. Все советы, практики, методы двухполярного линейного Мира ума цивилизации лишь уплотняют существование людей, то есть старят их. Впрочем, старят и саму цивилизацию.
   – Как научиться молитве? – спросила Сян Фей.
   – Учись у Природы. Когда приходит Весна,то всё оживает, не спрашивая «как?». Весна это качество как таковое, это Дух, это вездесущее поле. Это и есть выражение молитвы, о которой не говорят и которую не тренируют. Дети развиваются, как растения Весной.
   – Там всё естественно. А люди идут через ум, – сказала Сян Фей.
   – Это так. Люди молятся Богу «массы», а безмассовые качества принадлежат другому Богу, тому, где нет «массы». Например, в Ведах поклонялись именно таким Богам. Иисус Христос и Мухаммед пророк тоже призывали молиться Абсолюту без «массы». Поэтому в их Учениях нет вещественного и социального неравенства. Однако постепенно и незаметно, сохраняя имя Бога, стали молиться противоположному Богу – Богу «массы», где есть богатые и бедные, властители и подчинённые.  
   – Какие качества нужно иметь в молитве Мира «массы», если не просить у Бога? – спросил Чон.
   – Те качества, которые останавливают процесс, направленный на накопление «массы».
   – Для этого есть определённые состояния?
   – Да. «Принятие» в «массе» свершается в трёх фазах: милосердия, покоя, блаженства. Три других фазы активные и структурируют; они суть процесса; они структурируют, то есть, «окисляют». Для «принятия» процесс должен остановиться. Уже в милосердии человек прощает там, где не может простить в деяниях. Дела исполняются в ходе процесса. Здесь обязаны быть препятствия. Поэтому человек применяет силу. А в милосердии процесс утихает. При этом сглаживаются препятствия.
   – Следствием неизбежности процесса и структурирования является насилие?
   – Каждый человек процесса  насильник.
   – Странно ты говоришь, – вмешался Святогор. – Если я совершаю дела, то почему я насильник?!
   – Совершая направленные действия, ты вынужден что-то разрушить. Даже копая арык, ты разрушаешь землю. В мире людей ещё круче. Даже совершая дела «во имя справедливости», они над кем-то вершат насилие. Вот милосердие и сострадание выравнивает всех. Оно не просто останавливает. Оно вводит в гармонию. Гармонией оно очищает душу и тело.
   – Вы говорили о трёх видах качеств, – напомнила Сян Фей. – Какие ещё?
– Следующая фаза покоя. В покое человек ещё больше отходит от динамики и структурирования, поэтому испытывает отдых, тишину, покой и устойчивость.
–  Есть ли эти фазы в Природе?
–  Несомненно. Каждый человек, начиная с «ничего», то есть с рождения, формирует  сразу две стороны: «внешний» и «внутренний» Миры. «Внешний» Мир проявлен посредством органов непосредственного восприятия: зрения, слуха, обоняния, вкуса. «Внутренний» Мир не проявлен. Психические состояния или эмоции, прежде всего, касаются именно «внешнего» Мира.
 – А третья фаза?
– Фаза всеохвата, блаженства. Это – предел «массы» и предел отключения от внешнего Мира. Здесь свершается предельная остановка процесса.
– Это та фаза, которую Вы называете «религиозным чувствованием»?
– Да. Её используют для полного присутствия в «массе». Монахи совершают пратьяхару, то есть медитируют с отключением внешних восприятий. Простые люди входят в умиротворение, покой и блаженство. Всё это качества. Они словам неподвластны.
– Я так понял, что они тоже почва бессмертия, – сказал Святогор.
– Да. Но только как качества.
– Если Сфера ума бессмертная, Сфера непосредственных восприятий бессмертная, то, как возникает смертность людей?! – воскликнул Чон.
– Начнём с того, что есть много того, что нельзя ни увеличить, ни уменьшить, у чего нет времени и пространства, нет начала и конца. Смертно только то, что имеет начало и конец.
– Это в Сфере полей?
– Приведу в пример слово «дом» или «слон». Их нельзя ни увеличить, ни уменьшить.
– Слон или дом может быть большим или маленьким, – возразил Святогор.
– Но сами слова «слон» или «дом», как обобщенное понятие, ты не увеличишь и не уменьшишь. Нет им начала и нет конца. Эти слова не поляризованные, и принадлежат Сфере ума. Получается, что кроме законов отношений, в умемного чего бессмертного. А ещё точнее, всё, что ты воспринимаешь имеет два «лица».
– Значит, в Сфере ума есть то, что имеет
величины и то, где их нет? – уточнял Чон.
– Да, в Сфере ума есть линейность, есть определение и сопоставление. Они определяют величины, место и время.  Есть то, что вне определений, а имеет лишь символическое обозначение как «слон» или «дом». Они вне места и вне времени. Всё, что изменяется в процессе смертное. Бессмертным является всё то, что не участвует в переменах; например, символы и качества.
– Значит, что люди живы и живут комплексом свойств, – высказал соображение Али.
– Это так, но устремления людей имеет чёткое направление процесса к Абсолюту.
– К совершенству? – высказала предположение Салтанат.
– К Абсолюту. Здесь есть всё, а, значит, нет ничего.
– Разве «всё» и «ничего» это одно и то же? – удивился Анар.
– Определение, а, следовательно, содержание, есть только в процессе. Там, где есть всё, там процесс остановлен, а, следовательно, там нет содержания, то есть, там есть «ничего».
– Разве «всё» не имеет содержание?
– А разве в Абсолюте есть процесс? – улыбнулся ему Василий. – Там, где нет процесса, там нет определений, а, значит, там нет ничего.  Ведь, для проявления чего-то, нужно «другое». В Коране сказано: «У Аллаха нет сотоварищей», то есть, нет ничего «другого».
– Я начал понимать, – сказал Святогор. – Есть процесс, и есть Абсолют. В процессе есть различие, то есть наличие «другого». В Абсолюте нет различий, так как нет «другого»; здесь царствует тождество.
– Получилось, что люди стремятся к тождеству, то есть к устранению различий, – высказал догадку Али.
             Василий посмотрел на них с неудовлетворением, показывая тем самым, что они ждут подсказок, но приветливо сказал:
– Задумайтесь над тем, что люди цивилизации неосознанно стремятся к своей смерти. «Смертно то, что имеет конец», «Там, где есть начало, там есть конец». «Всё, что имеет рождение – смертно». «Процесс есть жизнь». «Процесс имеет начало, и будет иметь конец».  «Значит, жизнь ведёт к смерти».
– Как так!? – воскликнул Анар. – Никто не желает смерти!
– В этом сущность Природы каждого из вас, и спрашивать она никого не будет. Вы и есть сгусток свойств. Сами же породили эти свойства, сами же и служите им.
– Как «сами породили»!? воскликнул Святогор. – Разве я рождал Природу?!
– Пока ты слуга линейного ума, тобой же рождённого, ты будешь, будучи рабом его свойств, говорить: «мир сотворён», «у меня были родители», «я учился в школе», «жил когда-то Сократ» и так далее. Заметил, что всё это уже «было». Это и есть свойство линейного ума. Единственный ли это твой орган?
   – Нет. Есть ещё зрение, слух, обоняние.
   – Почему бы тебе не говорить свойствами этих органов? – усмехнулся Василий.
   – Что бы при этом изменилось?
   – Появилась бы предельная честность к своему существованию.
   – В чём она выразится? Разве я не честный?! – возразил Святогор.
   – Не честный в отношении к сущности и фактам. Ты, что, Святогор, сразу рождён с умом?
   – Нет, конечно.
   – А кто его родил?
   – Получается, что я.
   – А до ума? Ты сразу же знал друзей, горы, родителей? Сразу слушали музыку и журчание ручья, смотрел на горы и облака, нюхал ароматы цветов, ел солёные огурцы?
   – Нет, конечно. Они…
   – Рождались шаг за шагом, как и ум рождён был тобой, – засмеялся Тензин.
   – Что же, я родил своих родителей?!
   – Мы договорились о честности, и без диктата догм «вчерашнего» ума, – упрекнул Святогора Василий. – Ты сразу же от рождения стал понимать, что это «мама», а это «папа»?
   – Нет, – смутился Святогор. – Со временем…
   – Так ты уже знал и понимал «время»?! – вновь засмеялся Тензин.
   – Значит, я родил весь Мир и всю Вселенную?! – воскликнул Святогор.
   – Упрекать Святогора нет смысла, – покачал головой Дон Мен. – Он несокрушимый раб своего «вчерашнего» ума.
   – Не сразу «родил» содержание Мира и Вселенной, – компромиссно сказал Василий. – Сначала родил что-то мягкое и пушистое, которое определил потом как «кошка», родил «улюлюкающее» существо, которое определил впоследствии как «мама». Родил горшочек, манную кашу. Потом шаг за шагом рождал то, что заполняло твою жизнь. А поскольку «другого» ещё не было, то и сознания тоже не было. Когда у тебя родилось сознание? – шутливо спросил Василий.
   – Мне сейчас не до шуток, – буркнул Святогор. – С позиций честности фактов получится, что я родил свои проблемы, невзгоды, болезни.
   – А кто?! Я, что ли! – воскликнул Тензин. – Ты «автор» своего мира.
   – А вы?
   – Подойди честно. Как родил своих родителей, свой ум, также ты произвёл и нас.
   – Шутники!
   – Честность это не шутки, – сказал Дон Мен. – Рождённый, на определённой стадии развития, ум не должен быть диктатором.
   – Вот и вспомни, когда ты обучил Ньютона, Сократа, когда произвёл свои страдания и болезни, – продолжал шутливо Тензин.
   – В том-то и проблема, что опровергнуть такую точку воззрения невозможно, – вздохнул Святогор. – Факты приходится признать. Даже факт того, что ум развивается на уже «готовом».
– А ты собирался совместить несовместимое, то есть «причесать» всё под свойства рождённого тобой же ума?! Как же ты будешь развиваться? Застряв в Сфере ума, ты служишь его свойствам, и развитие здесь возможно только по этим свойствам. Так живут люди цивилизации. Они множат в вариациях только двухполярность с линейными связями, – вмешался Василий.
– Ну, и что в том плохого?! – возразил Святогор.
– Ты забыл, что они живут по принципу «начала и конца». Следовательно, цивилизация смертна. Развитие здесь идёт шаг за шагом, от творения к творению, путём смерти. Так же
каждый человек Сферы ума, то есть цивилизации.
– Энтропию деградация человечества я заметил, – вставил Али. – Бытовая техника, автомобили, компьютеры «оберегают» людей от физического труда. Компьютерная техника оберегает от работы мозгов.
   – Как понять твои слова? – спросила Сян Фей.
   – А что тут понимать. Ты начни оберегать и лелеять свои мышцы и тело одряхнет. Пользуйся калькулятором и компьютером и твои мозги перестанут упражнять алгоритмы. Защищая себя от трудностей, от микроорганизмов, от неуспешного благополучия, люди дрябнут и хиреют, – ответил Али.
   – Можно заменить другим, – возразила Сян Фей.
   – «Зри в корень», люди рабы свойств ума. В нём главенствует Принцип Притяжения: купить, создать семью, приобрести вес в обществе. Это происходит в процессе. Но процесс имеет конец, то есть смерть. По этому свойству люди стремятся к Абсолюту. В этом смысл религий. Их назначение остановить процесс, – ответил Али.
   – В чём это выражено? – спросил Анар, так как к Исламу он относился трепетно.
   – В процессе свершается различение. В нём рождаются различия людей и вещей. Путь к равенству, напротив, устремляет к тождеству.
– Почему же люди боятся смерти? – спросил Святогор.
– На своей смерти никому не дано присутствовать, так как понятие «смерть» исключает наличие сознания. А боятся смерти по свойствам своей природы – «яблоко» должно созреть, а не засохнуть незрелым, – ответил Василий. – Инстинктивно люди боятся завершить процесс не полностью «созрев».
– Я думал, что боятся страданий, – сказал Али.
– И это верно, так как страдание есть сигнал о препятствии на пути к гармоничному созреванию. Неприятны также неуспехи, неудачи, заболевания. Все они – препятствия, и симптомы дисгармонии.
– Что подразумевать под «созреванием»? – спросила Салтанат.
– Достижение Абсолюта.
– То есть, смерти? – пошутил Святогор.
– Смерть это остановка процесса. Она бывает двух видов: полное созревание и окончание процесса в незрелом, дисгармоничном виде.
– Чем отличаются эти два вида? – спросила Салтанат.
– Полным, или не полным проявлением полей в Сфере существования.
– Есть какие-то показатели? – вновь
спросила она.
– Есть. Их отмечали по-разному. Для полного созревания в гармонии: Нирвана, самадхи, сатори, освобождение. Будда называл это прекращением круговорота рождений и смертей. При неполном созревании: греховной смертью, адом, круговоротом рождений и смертей.
– Как я поняла, полное созревание это достижение Абсолюта, – сказала Сян Фей. – Чем выражается неполное созревание?
– Попробую объяснить на вашем опыте, – задумался Василий. – Возьмём Сферу цивилизации. Есть процесс двухполярного мышления с одной стороны, и реализация его в виде техники, технологий, науки, политики и прочих видах – с другой стороны. Степень созревания определяется уровнем понятий и степень реализаций. Сфера процесса ума имеет выражение в словах и действиях. Но слова не есть понятие. Мы можем сейчас рассматривать слова, как процесс незрелости. В зрелой Сфере ума сначала является озарение. Затем понятий на разные темы больше нет. Слова теряют своё назначение.
– Разве слова не являются из понятий?! – удивился Чон.
– Нет. Я учу вас «расклеивать» то, к чему вас уже приучили как к само собой разумеющемуся. Понятия находятся в Единстве, а поэтому они в себе не проявленные. Их, попросту, нет. «Единство» это свойство Абсолюта. «Гармония» это проявление Единства.
– Это ясно. Единство проявить нечем, а понятия построены непогрешимой Матрицей. Но о каких «понятиях» говорят люди? – вновь спросил Чон.
– Они должны были говорить о процессе. Как только появляется раздражитель в виде «другого», внешнего относительно понятия, так оно начинает разрушаться. Между «одним» и «другим» возникает «искра» рождённого сознания. Вот это и есть мышление. Мышление живёт только потоком рождаемого сознания. А понятие при этом по-прежнему скрыто. Поэтому понятие проявляется только через «другое», то есть сторонний раздражитель. Правда, этим раздражителем может быть и само мышление.
– Значит, «понятие» не имеет только одну сторону? Оно в равной степени как «внешнее», так и «внутреннее»? – спросил Анар.
– Да. По наивности люди считают «понятием» только то, что находится в них. И не осознают, что обязательно «другое», которое находится в собеседнике или создано самим умом в себе. «Другое» находится во внешнем мире общечеловеческого «понятия».
– Где же такое «понятие»?
– Это «понятие» не в головах людей, а во всём: в отношениях, технике, алгоритмах социального поведения, законах, семейных отношениях, мировоззрении.  
– В теле обстоятельств, в Природе, в обществе тоже есть непроявленное «другое»? – спросил Али.
– Да. Оно так же непроявленное и находится в Единстве. Всё что находится в Единстве не только не проявлено, но и бессмертно. Но пока мы имеем процесс цивилизации, то человечество ещё незрелое, хотя и отображает бессмертный Дух Абсолюта.
– Конечно, нельзя уничтожить то, чего нет, – пошутил Тензин.
– Ты пошутил удачно, – ответил Василий. – Смертно только то, что находится в процессе. В процессе есть начало, и есть конец. Здесь есть рождение, и есть смерть.
–  Значит, всё рождается «ниоткуда» и исчезает «никуда», – сделал вывод Святогор.
– Так оно и есть.
– Но люди замечают источники процесса, – возразил Чон.
– На то они «люди», чтобы находиться в невежестве, – ответил Тензин. – Ты вновь забыл, что не существует самостоятельных явлений. Люди выбирают из всей совокупности, определившей явление, лишь только свойства своего ума. Это и есть Закон Замкнутости ума.
– Значит, ум видит только сам себя в любом явлении?! – уточнял Анар.
– А чем человек увидит то, чего в нём нет?! Поэтому ум находит в неизмеримом комплексе «причины» и «следствия», а это его собственные линейные свойства. Вот и видит, доказывает, провозглашает «причины» и «следствия», то есть свершается в самом себе.
– А как же искусство? – спросила Салтанат.
– Происходит путаница искусства. Искусство, рождённое на базе зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания путают с искусством, порождённым умом. Если некоторой частью искусство восприятий принадлежит сущему, то искусство, как темы, принадлежат только Сфере ума. Поэтому искусствоведы – служители ума, но не искусства; искусство для них пища ума.
– Разве зрение или слух не участвуют в изменениях? – спросил Али.
– Они не имеют времени и места. Они принадлежат Сфере сущности. Органы восприятия всегда мгновенные. Они всегда тут и всегда теперь. Возьмём в пример зрение, в нём нет процесса. Образы и цвета в зрении возникают ниоткуда и исчезают никуда. Впрочем, мгновенным является и нечто в мышлении. Здесь слова и образы возникают ниоткуда и исчезают никуда. Вот почему искусство непосредственного восприятия не имеет отношения к тем, кто закрепляет мгновенное на холстах и в звуках.
– Вернемся к «непроявленному» и бессмертному, – попросила Салтанат. – Есть же у него какое-то назначение.
– Несомненно. Вспомните, из понятий двухстороннего взаимодействия вытекает мышление. Из «понятий» Сущего вытекает жизнь.
– Значит ли это, что Сущее имеет «другое»?
– Есть два вида Единства и два вида процесса. Один вид это процесс в самом Единстве. В таком варианте Единство заключает в своём тождестве различающиеся объекты и явления, между которыми устанавливаются связи, и есть между ними процесс.
– Это и есть пространство?
– Такое пространство с Единым Абсолютом я назвал «локой».
– Это означает, что многополярность принадлежит такому Единству? – спросил Али.
– Не только к Единству с Богом. Многополярность включает в себя и другой вид Единств.
– Это иной вид процессов?
 – Да. Это процесс между самими Единствами, но не между Абсолютами. У них может появиться «другое» Единство, но Абсолют, то есть Дух один и тот же.  В таком случае, как разряд молнии между двумя зарядами, вспыхивает процесс. Этот процесс разрушает в равной степени оба Единства.
« Последнее редактирование: 28 Января 2016, 12:41:33 от В.Ленский »