Автор Тема: 6. Ум Татхагаты (Будды)  (Прочитано 1205 раз)

В.Ленский

  • Гость
6. Ум Татхагаты (Будды)
« : 26 Января 2016, 10:40:40 »
Ум Татхагаты

                       «Ты – это сумма всех твоих деяний». Будда

Как видно, ученики стали различать противоположность Сферы органов непосредственного восприятия и Сферы ума. Иными словами, противоположность и несовместимость действительного мира, проявляющегося в Природе, и продукцией ума, наслоённый на этот мир, стала очевидной.
Им становились понятны и этапы развития ума.
– Мудрецами не родятся, но и дальнейшее развитие продолжается через осмысление, – сказал Василий при новой встрече.
– Можно ли развиваться без осмысления? – спросил Али.
– Как само собой разумеющееся, на втором этапе, ум рождается как «другое» первого этапа. Как и положено всему изначальному, он двух полярностей и линейный.
– Получается, что, когда я рождал Сферу своего существования, то зрение, слух, обоняние, вкус, тоже были двухполярными и линейными, – сделал вывод Чон.
– Именно так. Есть этапы.
– Если Вселенная связана линейной гравитацией, значит, она тоже лишь в исходном состоянии? – выразил догадку Святогор. – Получилось, что у Вселенной тоже есть первый этап своего рождения.
– Вселенная на втором этапе, как и ум человечества. Они обязаны соответствовать друг другу.
– Значит, когда Вселенная созреет до разума, мудрости, Татхагаты, Василия, то ум человека сам преобразуется для соответствия ей, – сказал Святогор.
– Сам, нахаляву! – пошутил Тензин.
– Во-первых, на приход Весны идёт встречное движение всего живого и неживого, – ответил Василий. – Но более того, вся Вселенная это ты сам. Или ты живёшь чужую жизнь?
– Другую жизнь жить ему не дано, но он живёт свойствами линейного ума, – вставил Дон Мен. – Поэтому все его вопросы только из этой Сферы.
– Это очевидно, но я делаю попытки «вытолкнуть» его из этой Сферы через осмысление.
– Разве осмысление заменит Вселенную в её развитии?! – удивился Святогор.
– Во Вселенной есть и другие формы существования, – сказал Дон Мен, поднялся в воздух и исчез из зрения.
– Дон Мен хотел продемонстрировать, что «кесарю кесарево», – комментировал Тензин. Людям цивилизации доступна только двухполярная Вселенная, и они ей соответствуют. Нет для них никакой иной Сферы.
– Убедительно, – буркнул Святогор, но остался при своём мнении. – А как же Дон Мен перешел в другую Сферу. Значит, она есть?
– Нет. Для них её нет. И фантазировать впустую нет смысла, – остановил Василий. – Тензин и Дон Мен не применяют приём мудрецов. Они бьют по голове фантазирующего болтуна тем, что попадёт под руку.
Ох, уж эти привычки! Броня Сферы цивилизации  крепко замкнула людей своими свойствами. Придётся признать факт, что Вселенная для них двухполярная и линейная. Но как прорвать эту Сферу? Здесь космические корабли и фантастические теории не помогут; все они замкнуты этой Сферой.
– Можно фантазировать о параллельных мирах, но это будут не реальные попытки вырваться из Сферы ума, – сказал Василий. – Нужно использовать процесс, чтобы прийти к Абсолюту. Поэтому я предложил ступени созревания.
– Разве Будда предлагает ещё что-то, кроме мудрости? – спросил Чон, так как знал, что Будду называли Татхагатой.
– Как ты вникал в высказывания Будды?
– Из высказывания «Когда бы вы ни молились, просите для других, но никогда для себя. В противном случае молитва бесполезна», следует, что Будда принадлежал Миру «принятия», – процитировал Чон, так как изучал тексты буддизма.
– Из этого следует, что Будда отдал предпочтение созидательному существованию, – сказал Тензин. – Значит, у него должно быть непринятие к разрушителям.
–  Это так,  – ответил Чон – «Не принимай никакой негатив. Пока ты его не примешь, он принадлежит тому, кто его принес». «Ненавистью не одолеть ненависть; лишь любовью ненависть побеждается. Это вечный закон».
– Мудрецам это свойственно. А что ты видишь более близкого к дальнейшему?
– «Нет привязанностей – нет страданий», – вспоминал Чон. – «Ты – это сумма всех твоих деяний».
– Это хорошо выражает Принцип Непривязанности, – сказал Василий. – Более того, здесь отображено то, что человек не сам по себе, а выражен суммой своих функциональных возможностей. Что предлагает Будда?
– «Сомневайтесь во всем, а потом сомневайтесь в самом сомнении». «Ваши страдания вызваны вашим сопротивлением тому, что есть».
– Как ты осмысляешь степень созревания Будды?
– Принцип Недеяния свидетельствует об уровне мудрости. А вот последнее, что я цитировал, показывает на то, что Будда созрел до осмысления несоответствия между фактами и существования и понятиями, построенные противоположным Миром – умом.
– Да, Будда ощущал несоответствие двух Миров и отдавал предпочтение Непосредственному Миру, – вставил Тензин. – Это явно выражено в Алмазной Сутре. Однако постичь Алмазную Сутру умом не реально.
– Это так, – подтвердил Василий. – Постичь Татхагату умом не реально. Получится «предпочтение», в котором нет никакого «предпочтения». Сам Будда говорит: «Это Благовестие, проповеданное Татхагатой, непостижимо мыслью; и вот к такому же непостижимому мыслью результату и следует стремиться».
– Почему же Василий называет «умом Татхагаты»? – удивился Чон.
– Всё, что отображено словами, имеет основание. Однако основание Татхагаты спрятано за словами. И всё же, основание не бывает пустым. Нужно видеть поля и ощущать те переходы, которые использовал Будда.
– Есть ли надежда ощутить это? – спросил Святогор.
– Сам Будда говорит: «Татхагата может быть виден благодаря наличию и отсутствию признаков».
– Как же можно воспринять отсутствие признаков?
– Начнём с того, что словами Будды: «Татхагата» – это наименование подлинной реальности, «Татхагата» – это наименование природы дхармо частиц, которые не возникали. «Татхагата» – это наименование исчезновения дхармо частиц. «Татхагата» – это наименование того, что запредельно и не имеет возникновения. Почему же? Да потому, что это не возникновение и является наивысшей целью».
– Что такое «дхармо частицы»? – спросил Святогор.
– Когда мне было четырнадцать лет, то я, проник в глубину «ничего». Там я воспринял то, что не имеет ни времени, ни пространства. Его нельзя ни увеличить, ни уменьшить. Оно не имеет возникновения и не имеет конца. Оно не обусловленное и не необусловленное. Лишь спустя много лет я узнал, что такое же получил Авалокитешвара и назвал это «Сутрой Сердца». Вот это буддисты назвали «дхармо частицей».
– Это  мы знаем, как источник многополярности, – сказал Али.
– Это так. Оказалось, что «дхармо частица» не одна. Следовательно, они имеют потенцию к взаимодействию. Вот эту потенцию я назвал «полярностью». Полярности дхармо частиц могут локализоваться и войти во взаимодействие. Вот так образуется пространство.
– Воспринял ли это Авалокитешвара? – спросил Чон.
– Нет. Целью буддистов было «освобождение». От чего освобождение? От процесса. Поэтому они всегда удовлетворялись всем, что не обусловлено.
– Всё, что не обусловлено, не имеет возникновения, – подтвердил Тензин.
– Вся основа Татхагаты, то есть Будды, лежит в постижении «ничего», – продолжил Василий. – Поэтому про просветлённого Будда говорит: «И неверно, что он должен порождать сознание, опирающееся на зримое, на звук, запах, вкус, осязаемое, на объекты мысли. Неверно, что он должен порождать сознание, опирающееся на Учение или не опирающееся на него. Неверно, что он должен порождать сознание, опирающееся на что бы то ни было. Почему же? Что опирается, то и не опирается».
– Но содержание в Алмазной Сутре всё же есть, – сказал Святогор.
– Такое содержание без содержания я назвал «Умом Татхагаты». Почему? Здесь есть свои свойства.
– Какие? – спросил Чон. – Если Будда говорит:  «Созданное сознание не должно опираться на видимое, созданное сознание не должно опираться на звук, запах, вкус, осязаемое, дхарма частицы».
– Прежде всего, этот вид ума опирается на пребывание в системе. Например, Будда спрашивает: «Как ты считаешь, Субхути, достойному придет ли на ум такое: мною достигнуто архатство?».
– Это выражает свойство?
– Да. Я выразил это как универсальное свойство: «Пребывающий в системе не зрит границ этой системы».
–  Что означает «универсальное»? – спросила Салтанат.
– Если сейчас ты сольёшься с этим цветком так, что нет ничего «другого», то ты будешь «пребывать». Огромное блаженство охватит тебя. Но пребывать можно и в процессе и в системе. Всякий раз должно отсутствовать «другое».
– Поэтому учёные считают Вселенную и познание неограниченными?
– Да. Для них нет иной системы, кроме двухполярной с линейными связями. Например, можно спросить: «Может ли святой сказать, что он святой?». Если он поймёт, что он святой, значит, в нём есть «другое», то есть, он тут же грешник.
– Как практически можно войти в «пребывание»? – спросил Анар.
– Классически предлагаются молитвы или медитации. Но они не должны содержать процесса, то есть содержания. Вот как настраивает Будда:  «Должно осознать следующее: мне нужно избавить все существа от индивидуального существования для мира нирваны. Но и после освобождения существ нет ни одного освобожденного существа».
– Круто! – воскликнул Али.
–  Я читал Алмазную Сутру, – сказал Чон. – В ней сказано: «Даяние да будет совершено безопорным просветленным существом. Даяние да будет совершено тем, кто не опирается ни на зримое, ни на звук, ни на запах, ни на вкус, ни на осязаемое, ни на объект мысли».
– Что такое «даяние»? – спросила Салтанат.
– Это вхождение в медитацию и исполнение
медитации, – ответил Тензин.
– Опять я стою перед фактом, что Учение есть, но всё уходит в психотехнику, – сказал Святогор.
–  Татхагата говорит на это: «Нет, никакого Учения, которое бы Татхагата воистину постиг как наивысшее Просветление», – ответил Василий. – О «всех Законах» Татхагата проповедовал как о не-Законах. Поэтому и сказано, что «все Законы суть Законы Просветлённого». Иными словами Просветление строится на Учении, как на не-Учении.
– Получилось, что есть то, чего нет, – пошутил Али.
– Это и есть второе свойство, – улыбнулся Василий. – Такое встречается так же в джайнизме: «Кувшин, некоторым образом, есть, и, в то же самое время, кувшина, некоторым образом, нет».  
– Такого не бывает! – воскликнул Анар. – Кувшин либо есть, либо его нет.
– Бывает, за пределами обыденного.
– Ты опираешься на вещественность, – сказал Тензин. – Здесь же сказано: «Даяние да будет совершено тем, кто не опирается ни на зримое, ни на звук, ни на запах, ни на вкус, ни на осязаемое, ни на объект мысли».
– А как же то, что в высказываниях Будды, есть изречения? – уточнял Чон.
–  Вот что говорит на это Будда: «Тот, Субхути, кто скажет: „Татхагатой поведан Закон“, – тот солжет, тот осрамит меня тем, что не постиг сути. Почему же? „Законоучение, Законоучение“ – оно таково, Субхути, что нет никакого Законоучения, которое бы воспринималось под названием „Законоучение“».
– Однако Будда говорит: «На Татхагату должно взирать как на ЗакоИбо Тела Закона  суть водители. Подлинная реальность Закона непознаваема, Ее невозможно распознать», – возразил Чон.
– Вникни в последнюю фразу: «Подлинная реальность Закона непознаваема. Ее невозможно распознать».
– Но, ведь, Будду мы знаем как реального человека, – сказал Святогор.
–  И на это Будда даёт ответ: «Те, кто видел меня телесным, и кто последовал за моими глаголами, устремились за лжедомыслами. Те люди не узрят меня».
– Но Будду воспринимали реально, – упрямился Святогор.
– И на это Будда отвечает: «Опять-таки, Субхути, если кто-нибудь говорит, что Татхагата уходит, или приходит, или стоит, или садится, или ложится, то он не понимает смысл поведанного мною. Почему же? „Татхагатой“, Субхути, называют того, кто никуда не ушел и ниоткуда не пришел. Тем самым он и назван „Истинносущим, Достойным, Совершенно Просветленным“».
– Мы пребываем в действительном Мире, – сказала Сян Фей. – Вы выразили Принцип Притяжения, которому служат люди цивилизации. – Можно ли существовать вне этого Принципа?
– И на это есть ответ в Алмазной Сутре – ответил Дон Мен. – Благодатный отвечал: «Должно накапливать, Субхути, но не должно привязываться. Тем самым сказано, что „должно накапливать“. Благодатный говорил: «Восприятие материального объекта, Субхути, не является общепринятым, оно невыразимо. Оно не есть дхармо частица и не есть не дхармо частица, но оно используется недалекими и простыми людьми».
– Я шаг за шагом начинаю вникать, – сказал Святогор. – С одной стороны, нет никакой вещественности. А, с другой – есть «ничто».
– Ещё что вы отметили в стиле ума Татхагаты? – улыбнулся Василий.
– Я заметил, что Татхагата склонен к тому, чтобы стремящиеся к просветлению не соскользнули в вещественность, – сказал Чон. – Там написано: «Если бы, о Благодатный, вступившему в поток на ум пришло: мною обретен плод вступления в поток, то это значило бы, что у него имеются и понятия „независимая самость“, „существо“, „живая душа“, „отдельная личность“». «Если бы, о Благодатный, архату пришло на ум: мною достигнуто архатство, то это означало бы, что у него имеются понятия „независимая самость“, „существо“, „живая душа“, „отдельная личность“».
– Какая же это «вещественность»?! – возразил Али.– Это категории линейного ума.
– Значит, Татхагата противник ума цивилизации, – добавил Святогор. – А так как ум реализовал себя в виде государств, технологий, науке, знаний, то, значит Татхагата против творений ума.
– И всё же Будда говорит: «Даяние да будет совершено безопорным просветленным существом. Даяние да будет совершено тем, кто не опирается ни на зримое, ни на звук, ни на запах, ни на вкус, ни на осязаемое, ни на объект мысли», – ответил Василий.
– Вы же говорили, что «объекты мысли» не только в мышлении, – сказал Анар.
– Именно так. Это вся Сфера двухполярного линейного ума.
– Получится ли, что Татхагата опирается на непосредственное восприятие? – спросил Святогор.
– Нет. Сказано: «кто не опирается ни на зримое, ни на звук, ни на запах, ни на вкус, ни на осязаемое».
– Как воспринимать то, чего нет?! – воскликнул Святогор. – Как понимать то, где нет содержания?!
– Всё, что скрыто и не проявлено. За словами есть содержание ума Татхагаты, – улыбнулся Василий. – Ум, как видите, всё же нужен.
– В чём его смысл и назначение? – спросила Салтанат.
– Оторвать человека от действительных восприятий в восприятие «ничто».
– Если «ничто» можно воспринимать, значит, оно есть, – возразил Святогор.
– Скажи мене, Святогор, ты воспринимаешь сейчас сознание?
– Оно есть.
– Я спросил, воспринимаешь ли ты сознание как таковое?
– Вы же говорили, что самостоятельного сознания не существует, – заметила Сян Фей.
– Это так. Обязано быть «одно» и «другое». Сознание это свидетель действительного мира.
– Я совсем запутался, – признался Святогор. – Василий и Авалокитешвара воспринимали дхармо частицы. Эти дхармо частицы нельзя ни увеличить, ни уменьшить, для которых нет места и времени, которые ни откуда не возникали и никогда не исчезнут. Для их восприятия должно быть «одно» и «другое». Более того, слово «частицы» говорит о наличии многих и всеобщего. Восприятие этого было?  
– Ты правильно ориентируешься, Святогор. Давайте «просеем». Отпадает вещественный мир и мир ума. Но посмотрим «в корень». Вещественность, в любом случае, это восприятие. Восприятие чего?
– Восприятие полей, – ответил Чон.
– Это с позиций вещественного мира. Но есть нечто, которое по сути своей подобно дхармо частицам. Например, дерево является в трёх видах восприятия: как то, что имеет виды и количество: как то, что нельзя ни увеличить, ни уменьшить, подобно дхармо частицам; как то, что словно Весна, и ты пребываешь в этом.  
– Да. Так можно сказать о любом вещественном и не вещественном объекте, – согласился Тензин.
– В том, что вне изменений, можно пребывать только качеством. Например, в Весне.
– Да, мы уже обратили внимание на свойство «пребывать», – сказал Али.
– Значит, за изменяемостью есть то, что вне процесса, – продолжил Василий. – Более того, то, что вне процесса, то не имеет связей. Там, где нет связей, там нет определений. Там нет понятий «„независимая самость“, „существо“, „живая душа“, „отдельная личность“».
– Одно условие Татхагаты выполнено, – пошутил Тензин. – «Пребывание».
– Значит ли, что Будда говорит о «пребывании»? – спросила Салтанат.
 – Будда ведёт людей к освобождению шаг за шагом. Сначала необходимо оторваться от Мира ума и выйти из его Сферы. Затем, нужно понять, что есть в воспринимаемом то, что нельзя ни увеличить, ни уменьшить, которое вне времени и места. Потом ощутить что есть «пребывание».
– «Пребывание» в чём? – уточнял Анар.
– Вот здесь и есть то, о чём Будда говорит: «Даяние да будет совершено тем, кто не опирается ни на зримое, ни на звук, ни на запах, ни на вкус, ни на осязаемое, ни на объект мысли».
– Можно привести пример?
– Я уже привёл в пример Весну. Её можно определить зрением, слухом, обонянием. Можно дать описание умом. Однако есть пребывание в Весне. Оно вне определений и органов восприятия.
– Будда говорит о «даянии», – сказал Анар.
– Этого говорить не нужно детям; он всегда находятся в «пребывании». Другое дело человек, который развернул содержание и «привязал» его.
– Значит, даяние это осмысленное детство?
– Некоторым образом это так. Но при существовании в даянии как в «пребывании» можно отрываться до состояния Нирваны.
– Почему Будда не сразу предлагает это? – спросила Сян Фей.
– Ум Татхагаты нужен не детям. Как правило, у взрослого человека всё слито. Необходимо, как в призме для солнечных лучей, всё расслоить.
– Я помню, когда Вы сопоставляли Человека с рассеивающей «призмой», – сказала Салтанат. – Ещё Вы приводили свой эксперимент со светом, который сначала рассеяли в призме, а затем собрали опять в белый свет.
– «Рассеиванию» и предназначен ум Татхагаты, – сказал Василий. – Это «рассеивание отображает три вида существования. И отдаётся предпочтение одному из них – пребыванию.
– А чтобы собрать снова как в Вашем эксперименте, но в Человеке? – заинтересовался Святогор.
– Для этого нужен «ум Василия». В такой «призме» включаются все виды существования, которые Человек имеет.  

« Последнее редактирование: 26 Января 2016, 10:55:39 от В.Ленский »